+7 915 331 45 61

Audencia Executive Center 1 rue Pierre Adolphe Bobierre 44300 Nantes - France

Социальные и технологические изменения ведут к изменениям модели управления (часть 2)

По выражению Питера Друкер менеджмент создал 20 век… Как и научные технологии, эта дисциплина является результатом преломления  причины и следствия. Управления, процессы, структуры, точки зрения на потребителей и работодателей нашли свое отражение в соответствующих социальных, финансовых и технологических нормах.

 

Вследствие этого, изменились ожидания из-за трансформаций, который внес сам менеджмент. И следующие изменения произойдут как ответ на вызовы цифровой революции. По выражению Эйнштейна, которое также применимо и для бизнеса: «проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не могут быть решены на том же уровне, на котором они были созданы». Это не вопрос сдерживающих факторов (хотя развивающийся капитал разных мастей является, несомненно, частью мандата менеджмента). Цифровая революция, как и любая другая, является средством для развития, а не конфликтом между двумя символами века. В явлениях, которые Питер Друкер называет конститутивными элементами современного общества – его организациями и институтами – менеджеры играют ключевую роль  в управлении движением технологической революции в направлении, которое позволит выиграть всему человечеству, а не отдельным его группам, и эта модель отличается от модели прошлого.

 

Измерения, формулы и алгоритмы – модель 20 века, которая явилась следствием технологических изменений, научной рациональности и инженерной мысли. Эта модель менеджмента базировалась на линейной однокомпонентной модели человеческой личности (экономический человек) и веры в иерархические бюрократические организации, основанные на директивном управлении. Но теперь стало ясно, что такой узко направленный образ мышления вместе с определенными интересами, которые он производил, стал камнем преткновения на пути к полной реализации потенциала цифровой революции. Такой образ мышления происходил с одной стороны от потребностей стандартизации массового продукта и соблюдения законодательных требований и с другой стороны с собственными понятными амбициями менеджмента, который рассматривался измеряемая и предсказуемая наука.
Но такая модель потерпела поражение. Как сказано в одной из статей «Плохие теории менеджмента уничтожили хорошие практики менеджмента» (Sumantra Ghoshal). Рассматривать действия менеджмента лишь в разрезе сокращения рабочих мест и инвестирования как ответ на текущее неустойчивое положение, и как результат, финансовое влияние на подобные сокращения и увеличения стоимости акции. Подобные действия воспринимались и приветствовались как мудрые и даже героические для фондовых рынков, даже если они подрывали долгосрочное развитие компании и создание ею ценностей. Рассмотрение инвестирование на создание ценности старались избегать или рационализировать, руководствуясь теми же полудеструктивными соображениями. Обратный выкуп акций все чаще предпочитали инвестированию в инновации, предпринимательство и создание ценности. А внутренние инновации постоянно подвергались урезанию со стороны стоимости. Такой являлась конечная модель измерений, формул и алгоритмов, и все возрастающего доминирования финансовых индикаторов – модель 20 века.

 

Это только одна проблема: наиболее важные индикаторы – индикаторы, ориентированные на будущее – относятся к «неосязаемым» человеческим активам компании, которые на экономике, основанной на знаниях, являются намного более важными, чем финансовые и другие. Это те индикаторы, которые измерят уровень доверия и социального капитала в организации, способности освободить креативое начало и вовлеченность — именно то, что необходимо для цифровой революции. Часто такой подход рассматривается как роскошь, предмет для интересных дискуссий в организации при условии, если цена на акции компании является достаточно высокой. Оптимисты говорят, что рассмотрение такой возможности уже является позитивным сигналом, хотя и запоздалым. Как было замечено на Форуме 2014 Питера Друкера, «мы живем в переходный период, где действуют параллельно две модели экономики: небольшая, но быстро развивающаяся и меняющаяся «новая» экономика, которая подпитывается быстро реагирующими и гибкими компаниями, которые находят свои пути к потребителю, и «старая» экономика устоявшихся и могущественных корпоративных титатов. И хотя мы понимаем (и правильно) что последние обладают большим финансовым и политическим весом, их основание очень хрупкое. Писатели Джеральд Дэвис (Gerald Davis) и Линн Стаут (Lynn Stout) указывают, что количество американских (и британских) публичных компаний уменьшается. Их осталось менее половины от того количества, которое было 15 лет назад. «Предприниматели и бизнесмен признают, что публичные корпорации, которые работают по принципу преимущественных прав акционеров являются хрупкими и неэффективными, неспособными продвигать долгосрочным планы. Установка и преимущественное право акционеров является токсичным для большинства публичных компаний».

 

Мнение Ричарда Штрауба — Президента Европейского общества Питера Друкера

 

Продолжение следует…