+7 915 331 45 61

Audencia Executive Center 1 rue Pierre Adolphe Bobierre 44300 Nantes - France

«Большие перемены» и корпоративная и социальная ответственность бизнеса: умирать или измениться

Тектонические сдвиги в социальной и политической жизни многих стран, этические проблемы, возникающие перед развитыми странами, поднимают с новой силой вопрос о смене модели ведения бизнеса, и этот вопрос широко обсуждается на государственном уровне, в бизнес кругах, философами и социологами.

 
Термин корпоративной и социальной ответственности все более настойчиво звучит из уст бизнес гуру и общественных деятелей, и проходит «красной нитью» во многих программах бизнес школ.
В частности, хочется привести некоторые размышления профессора Чарльза Хэнди (Charles Handy), который, находясь под влиянием известного бизнесмена и философа Питера Друкера, высказал предостережение по поводу поведения и модели ведения бизнеса крупных корпораций.

 
Крупные компаний и транснациональные корпорации – это, безусловно, источник пополнения бюджета целых стран, создание новых рабочих мест и в случае возникновения проблем внутри компании эти проблем могут коснуться широких слоев населения и даже привести к изменениям в политическом раскладе страны.
Однако в последние год количество компаний уменьшается (это особенно заметно на американском рынке) в результате слияний и поглощений, а оставшиеся «монстры» становятся «жирнее», старее и все более жадными. Многие компании существуют более 70 лет на рынке, и становятся заложниками своего успеха, теряя способность к изменениям.
В древнегреческом языке есть слово hubris, которое переводится как ослепляющая гордость, то, что является предвестником падения, низвержения с неба на землю невежественных и гордых богов. И, по наблюдению экономистов футуристов и философов, что падение этих «монстров» намного ближе, чем мы подозреваем.
По данным исследования Brooking institute, компании с возрастом 16 лет и старше представляют 34% деловой активности США, а 50 % компаний – старше 20 лет. Некоторые рынки уже давно не ощущали притока «свежей крови», а существующие «динозавры» практически монополизировали деятельность на этих рынках.
Комментируя этот доклад, американский журналист Симон Калкин (Simon Caulkin) отметил: “цитируемые компании, которые последние 150 лет были двигателем капитализма, уподобились исчезающим видам. Это заставляет задуматься»
 
«Динозавры» от бизнеса создают ловушку для самих себя, прибегая к такой заманчивой уловке как обратный выкуп своих акций на рынке.
Уильям Лазоник (William Lazonik), профессор Массачусетского университета, в журнале Harward business review (сентябрь, 2014 г), указал, что 499 компаний из 500 рейтинга S&P компаний, зарегистрированные на фондовой бирже, с 2003 по 2013 год использовали 54% своей прибыли (это около 2,4 триллиона долларов) для обратного выкупа своих акции на открытом рынке. С выплаченными дивидендами, которые составили 37 % от прибыли, только 9% были выделены на реинвестирование компаний.
Безусловно, часто существуют причины, по которым производится обратный выкуп акций, однако в большинстве случаев для компаний у совета директоров просто нет идей на то, как потратить полученную прибыль или за этим стоит простое решение «раздуть» стоимость своих акций, и, следовательно увеличить прибыль своих акционеров.
Таким образом, эти суммы косвенно идут на выплату бонусов для топ мнеджмента компаний, но не на развитие компании. Г-н Лазоник отмечает, что если со времен окончания Второй мировой войны и до середины 1970 годов прибыль компаний шла на удержание внутри компании и развитие и реинвестирование компании, то теперь прибыль просто перераспределяется между управляющими компании и основными держателями акций. Мы пришли от создания стоимости к извлечению стоимости (value extraction).
Что де случилось в 1970-е? В 1970 году Милтон Фридман (Milton Friedman) провозгласил доктрину о деятельности компании для максимальной прибыли держателей акций, или «бизнес бизнеса — это бизнес».
 
Эта идея был развита его коллегами – Майклом Дженсенем (Michael Jensen) и Ульямом Меклингом (William Meckling), где доказывалось, что директора и управляющие не являются владельцами бизнеса, а лишь агентами истинных владельцев — акционеров. Однако, управляющие компании в таком случае увязали свою работу с уровнем прибыли акционеров, что составляло общность интересов. Мир бонусов и биржевых опционов начал ориентироваться на стоимость акций и с этого послужило началом новой эры, что породило целую культуру и причина d’etre in business, которая была с энтузиазмом встречена и подхвачена бизнес школами – благо, теперь имелись четкие и понятные эталоны успеха, которые можно передать студентам.
Сорок лет спустя понятно, что формула уже не работает. Не для общества, которое пережило две экономические рецессии и один финансовый крах, не для отдельного работника, чья зарплата в США и Великобритании оставалась неизменной последние 30 лет, ни для самих акционеров.
По подсчетам Роджера Мартина (Rodger Martin) бывшего декана Rotman School of management университета Торонто, общих доход акционеров до 1970 года был выше, чем в последние 40 лет.
 
Итак, новая доктрина работы компаний диктует условия, в которых директора компании не имеют причин давать преференции определенным акционерам, они ответственны за компанию как за единое целое, за ее выживаемость и ответственность перед обществом и локальной общиной.
В условиях укрупнения и разрастания компаний все более очевидной становиться другая опасность: компании выходят из-под контроля правительства стран, вырабатывая свои правила и прибегая к шантажу ухода в другую юрисдикцию, где существуют налоговые послабления.
Сейчас самое время вернуться к идее бизнеса как к ответственному мероприятию, которое отдает своим вкладчикам соответственно их вкладам и заслугам, чьей целью должно являться самоусовершенствование и развитие.
 
Конечно, наиболее сильное влияние власти акционеров проявляется в Америке, но также заметно и в Европе и развивающихся странах, где часто правительства поступают в угоду большим корпорациям.
Капитализм –замечательное социальное изобретение, но как и всякое изобретение, оно может обернуться против своих создателей, если использовать их бездумно. Пока не существует немедленного решения этой огромной проблемы. Нам необходимы «большие перемены», а это – глубинные этические изменения в ведении бизнеса, когда компания рассматривается не как средство обогащения для топ менеджмента и приближенных к ним, а как структура, работающая на благо людей и общины, государства.